Киклады Полезное и занимательное Эгейское море

Лоренс Даррелл. Отрывок из книги «Греческие острова».

Поделись с друзьями

Мемориальная доска с портретом Лоренса Даррелла на White Home на Корфу.
Мемориальная доска с портретом Лоренса Даррелла на White Home на Корфу (photo by Boris Topolyansky).

Для большинства из нас, в период первого знакомства, он был Ларри. Смешной старший брат Джерри Даррелла, один из героев знаменитой книги «Моя семья и другие звери». Мало кто тогда знал, что Лоренс Даррелл не только общался с экстравагантными друзьями, проваливался в болото или терпел крушение на яхте в одной из бухт легендарного острова Корфу. Он был еще и знаменитым писателем, чье творчество еще совсем недавно входило в обязательную программу по литературе британских школ.

Кроме занятий серьезной литературой, а с книгами Лоренса Даррелла я вам советую обязательно познакомиться, писатель много путешествовал. Некоторые странствия нашли свое продолжение в виде путевых заметок или травелогов. Наиболее известным из них стала повесть «Горькие лимоны». В ней рассказывается о жизни на Кипре в период, предшествующий трагическим событиям второй половины 1950-х годов.

Некоторые книги Лоренса Дарелла до сих пор не переведены на русский язык. Это не только заметки под названием «Келья Просперо» времен жизни на Корфу, но и весьма интересное произведение под названием “The Greek Islands” («Греческие острова»). В нем даются краткие и меткие  характеристики большинства островов греческого средиземноморья. Некоторые главы, правда, совсем короткие, посвящены островам Кикладского архипелага, на которых мы собираемся побывать. Мы представляем их нашим читателям и будущим спутникам в надежде, что они получат от прочтения удовольствие и в дальнейшем познакомятся и с другими книгами Лоренса Даррелла.

 

Ваш Борис Тополянский

 

Сирос — Кифнос — Кея

Эти три острова я объединил, поскольку они представляют меньший интерес, расположены дальше от главных путей и в большей степени обделены с исторической точки зрения, чем их более красивые соседи; ни в какое сравнение с Наксосом и Паросом они не идут. Тем не менее, они неравнозначны по своей важности, и Сирос должен, несомненно, оставить след в истории, так как, несмотря на свой упадок, все еще является центром судоходства и перевозок. В 1870-х гг., до начала паровой эпохи, остров был главной перевалочной станцией на всех морских путях, и практически каждый видный путешественник начинал свои странствия по Кикладскому архипелагу с захода в местный порт. Он упоминается во всех путевых заметках и мемуарах Викторианской эпохи, и можно даже составить любопытную антологию из комментариев, посвященных тем дням, когда в гавани сновали толпы людей, разодетых в турецкие и греческие наряды. Именно отсюда начинались поиски путей в Смирну или Александрию. И пусть остров лишен растительности и привлекательности по сравнению с иными, у него есть свое достоинство.

На Сиросе живет около 8 тысяч католиков, поэтому здесь явственно ощущается тот же самый дух рассеянных устремлений, что и на Тиносе; но гавань очень мила. Сегодня с путешественниками здесь обходятся хорошо, но трудно забыть, какие взрывы хохота вызывал сюртук Жерара де Нерваля, как его прозвали «Католиком», как пренебрежительно именовали «Европейцем» и как в конечном итоге над ним чуть не надругалась на мельнице старая карга. Все-таки он был лишь одним из многих путешественников, направлявшихся в другие края, но вынужденных ожидать судна здесь. Со времен последней войны значение Сироса вновь стало угасать, хотя он остается главным административным центром в своей группе островов и играет важную роль в радио- и телефонной связи, являясь их промежуточным пунктом. На берегу практически не на что посмотреть и еще меньше, чем утолить жажду исторических знаний. Да, философ, учивший пифагорейской математике, изобрел здесь компас, но сюртук Жерара де Нерваля… гораздо забавнее. Позднее свои описания оставили Байрон, Шатобриан и другие гении, страдавшие от морской болезни; после них пришли Курзон и Ньютон и плеяда пытливых, высокообразованных похитителей памятников и искателей истины. Чудное стихотворение о гавани написал Мелвилл… В их тени и пребывает ныне современный Сирос. А его расположение, пока существуют морские перевозки, позволяет ему оставаться осьминогом.

Отсюда на Кифнос. «Никто никогда не приезжает на Кифнос», — сказал первый встреченный мной на острове человек, старый раздраженный священник, восседавший на муле и щеголявший изысканным зонтиком от солнца. «Зачем это понадобилось Вам?» Это был резонный вопрос, тем более что здесь нечего смотреть, кроме деревушки, нечего есть и не о чем рассказать в письме домой. Если бы не окружение из таких восхитительных островов, Кифносу, вероятно, удалось бы посеять некоторые семена своего очарования (а очарование в нем, действительно, есть) в умах тех путешественников, которые вознамерились бы сравнить его с Наксосом или Санторини — островами, образующими часть того же небольшого созвездия. Несправедливо, но такова жизнь.

Kea, Cyclades. Photo by Boris Topolyansky
Kea, Cyclades. Photo by Boris Topolyansky

Небольшая Кея тоже находится в стороне от главных дорог, хотя фактическое расстояние от Пиреуса составляет всего около 40 морских миль. Этот остров также не предложит Вам роскоши и великолепия, но рьяные экскурсанты и заядлые любители прогулок откроют для себя заброшенный монастырь Св. Марины, манящий уголок для чудесного уикенда. Лишенные девственности деревушки, страдающие от блох и наполненные тишиной; кошки и собаки, раздирающие себя до смерти в пыли. И жуткое уныние, охватывающее в часы палящего одиночества под полуденным солнцем. А мельницы продолжают и продолжают крутиться на каждом из этих островов, и послание их состоит из одного лишь молчания.

Серифос — Сифнос — Кимолос — Милос — Сикинос — Аморгос — Фолегандрос — Иос

Не думаю, что меня обвинят в поверхностном отношении, если я попытаюсь скопом описать ряд прелестных, но очень похожих друг на друга островов, которые в меньшей степени привлекательны с точки зрения архитектуры, зато обладают неоспоримым очарованием. Серифос и Сифнос — звучат словно божественные близнецы и очень схожи по размерам и сути. До Кимолоса и Сикиноса непросто добраться, а еще труднее покинуть, коль скоро они находятся в стороне от больших дорог. Откровенно говоря, игра и не стоит свеч, если вы не столь же полны решимости и основательности на предмет Эгейских островов, как старина Теодор Бент, который создал классическое описание региона.

Seriphos, Cyclades. Photo by Boris Topolyansky
Seriphos, Cyclades. Photo by Boris Topolyansky

Цвета ржавчины Серифос олицетворяет бедность и тишину, а его навевающие тоску и простирающиеся на весь горизонт скалы создают совсем иное настроение, нежели жизнеутверждающие ландшафты Родоса или Микеноса. Ливадия представляет собой аккуратный небольшой порт, в котором хорошо насладиться летом, если у вас есть своя яхта. Если же нет, место больше подойдет романистам и иным видам самоубийц. Сифнос находится совсем рядом и подкупает своим очарованием, однако же, сейчас здесь не осталось и следа от роскоши и великолепия, которыми остров славился в античные времена. Стыки сглаживаются, времена меняются. Милос (откуда родом та самая Венера) — чертовски скучное захолустье с таким огромным заливом, что он мог бы вместить весь Союзнический флот и Крымской, и Первой мировой войн.

Сикинос и Аморгос — довольно мрачные острова, мало чем способные прельстить кого-либо, однако, их деревушки довольно прелестны, а жители добродушны. Якорные стоянки скудны, и если вам посчастливилось застрять здесь, вы зачахнете от скуки как герань, которую давно перестали поливать. Фолегандрос — еще один из тех островов, что импонирует лишь отшельникам. Я знавал художницу, некогда звавшуюся Хлоя Пеплое, которая в уединении за рисованием проводила в одной из местных деревушек летние месяцы. Некогда сюда высылали политических изгнанников, дабы они охладили здесь свои умы.

Единственное исключение являет собой маленький Иос, самый поэтичный и красивый островок в этой части Эгейского моря. Говорят, именно сюда Гомер прибыл, чтобы умереть — вдохновенный выбор. Так много городов борются за право называться родиной Гомера, и лишь Иос претендует на то, чтобы быть местом его упокоения. Его так называемая могила — отчего же «так называемая»? — находится на северном склоне горы Пиргос, в изумительном месте, где дикие травы шелестят под северным ветром, а утомленный путник, распаковывая свой завтрак, обращает свой взгляд на Восток, к Азии и дальним равнинам Трои.

Все, что связано с Иосом, наполнено умиротворяющей поэзией его тихих зеленых долин и виноградников, его крошечных белоснежных городков, уютных и красивых небольших гаваней. Нужно приложить усилие, чтобы сойти на эти берега и вкусить блаженство тишины, нарушаемой лишь дальним колокольным звоном или ревом мула. Даже ветер здесь, кажется, стихает, а спится на острове Иос безмятежно и глубоко как в раннем детстве. К счастью, сегодня лодки с больших островов заходят сюда дважды в неделю, так что вы можете остаться здесь на пару дней и уехать с обратным рейсом. Вы не пожалеете.

© Lowrence Durrell «The Greek Islands», 1978 / Лоренс Даррелл «Греческие острова», 1978

© перевод Ирина Билик, 2017. Специально для sailway.ru

Любое использование перевода возможно только с разрешения владельца ресурса.


Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify GooglePlus Client ID in Super Socializer > Social Login section in admin panel for GooglePlus Login to work

Specify Vkontakte Application ID in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Specify Instagram Client ID in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Instagram Login to work

Ваш e-mail не будет опубликован.

три × один =