Греция Полезное и занимательное Эгейское море

Дельфы или Делос, и ошибся ли Эдвард Радзинский?

«Amitus Plato, sed magis amica veritas»

Portrait of Socrates. Marble, Roman artwork (1st century), perhaps a copy of a lost bronze statue made by Lysippos. (Источник: https://ru.wikipedia.org/)

Вы наверняка слышали о Сократе. Ну, хоть что-то да слышали. Напомним некоторые детали из хроники его последних дней. За свои взгляды философ Сократ в 399 г. до н.э. предстал перед судом Афин и был приговорен к смерти. А дальше произошло то, что станет предметом нашего обсуждения.

В нескольких источниках указывается, что казнь Сократа не могла состояться сразу после голосования судей. В эти дни афинское посольство отправилось на празднества к святилищу Аполлона, и до его возвращения, согласно обычаю, в Афинах накладывался мораторий на исполнение смертных приговоров.

Эдвард Радзинский в своей замечательной пьесе «Беседы с Сократом» вкладывает в уста Анита, одного из действующих лиц, такие слова:

«Я никогда не говорил, что Сократа нужно казнить. Я только отмечал, что его надо приговорить к казни, что Сократ не должен жить в Афинах… Великому Фрасибулу еще неизвестно, что вчера, сразу после приговора Сократу, я… своею властью… приказал отправить священное посольство в Дельфы. А это значит, как хорошо известно мудрому Фрасибулу, что ни одна капля крови не может пролиться в Афинах (усмехнулся), пока священное посольство не вернется обратно из Дельф. А это значит, что пройдет не меньше месяца, пока сможет состояться казнь Сократа… А это значит, что за этот срок… что-то случится. Например, мне известно, что ученик Сократа Аполлодор уже собирает деньги на его побег…»

Из текста мы получаем указание на первый географический пункт — Дельфы, в которых располагалось знаменитое святилище Аполлона.

Теперь перейдем к труду древнеримского философа и писателя Клавдия Элиана «Пестрые рассказы» и найдем там следующие строки:

«Когда корабль возвратился с Делоса и Сократ был обречен, в темницу к нему пришел его друг Аполлодор, принес красивый шерстяной хитон и столь же дорогой гиматий и стал просить, чтобы Сократ выпил яд, одевшись в этот хитон и гиматий. Он говорил, что в такой одежде Сократа не стыдно будет положить в могилу и его тело будет убрано подобающим образом. Таковы были слова Аполлодора. Сократ же остался невозмутим и, обратившись к Критону, Симмию и Федону, сказал: “Высокого обо мне мнения этот Аполлодор, если может думать, будто, после того как я выпью эту заздравную чашу, он еще будет видеть Сократа. Ведь если он полагает, что тот, кто скоро будет распростерт у ваших ног на полу, — это я, он, очевидно, совсем не знает меня”».

Таким образом мы получаем совершенно иной географический пункт — остров Делос, где также находилось святилище Аполлона. Неплохо вспомнить, что именно на Делосе божество и было рождено, вместе со своей сестрой Артемидой. И еще один интересный факт. Несмотря на небольшой размер, остров Делос с его святилищем имел для всех греков огромное значение. Множество мегаполисов претендовало на владение им. С 426 г. до н.э.  остров перешел под полное влияние Афин. Делос был очищен, приведен в порядок, и на нем начали раз в четыре года устраивать пышные празднества в честь Аполлона — так называемые пентерии (пента — четыре), на которое прибывало множество народа из разных уголков Эллады. Однако сами Афины отправляли сюда священное посольство гораздо чаще — раз в год. В это посольство — феорию — входили наиболее знатные граждане города. По легенде, они прибывали на стареньком, но постоянно подновляемом корабле, на котором Тесей когда-то отправился на Крит сразиться с Минотавром. Именно на нем герой забыл поменять черные траурные паруса на белые, из-за чего его отец царь Эгей бросился в море со скал Суниона. С этим кораблем связан один интересный любимый философами «Парадокс корабля Тесея». Звучит он так: «Если все составные части исходного объекта были заменены, остаётся ли объект тем же объектом?»

 
Но, вернемся к главному: куда же на самом деле отправилось посольство — на Делос или в Дельфы?

Откроем карту и посмотрим, что где находится. Согласно Клавдию Элиану, посольство отбыло на корабле. Если пунктом назначения был остров Делос, то никаких вопросов не возникает. Скорее всего, корабль от Афин шел вполне традиционным для древнегреческого мореплавания маршрутом: вдоль береговой линии до Суниона, потом от одного острова Киклад к другому, пока не добирался до Делоса.

Но стоит нам представить водный маршрут в Дельфы, как тут же возникает вопрос: «А, собственно, зачем?» Во-первых, Дельфы находятся не на берегу моря, а на некотором удалении от него. В ту пору было не принято строить крупные поселения у кромки воды. Все обоснованно опасались внезапного нападения с моря и оставляли буферное пространство между ним и границами полиса. От ближайшей же защищенной бухты Коринфского залива до Дельф где-то около 15 км по прямой. Во-вторых, и это много важнее, тогда еще не было никакого Коринфского канала. Кораблю пришлось бы огибать весь Пелопоннес, останавливаясь для ночлега и пополнения запасов на территории иных полисов, в том числе Спарты, с которой у Афин никогда не было длительных дружественных отношений. Конечно, можно еще предположить волок корабля через перешеек между Эгейским и Ионическим морями, но зачем такие сложности, когда гораздо проще добраться в Дельфы по суше?

Таким образом, у нас есть все основания довериться древнеримскому автору, предположив, что священное посольство все же отправилось именно на Делос, и подвергнуть сомнению версию Эдварда Радзинского.

Но тогда встает вопрос: зачем писателю, драматургу и историку понадобилось столь вольно обращаться с историческими реалиями, или это лишь невнимательность? Полагаю, ответ очень прост — Эдвард Радзинский умышленно указал наиболее известное святилище. Большинство читателей или зрителей пьесы абсолютно не искушены в том, что где-то в Эгейском море существует остров Делос. А вот Дельфы знают все. Ну, если даже не все, то многие все же о них слышали. Там находился божественный оракул, без предсказания которого не совершалось ничего важного, там же проводились знаменитые Дельфийские игры и там же встретил смерть еще один герой древней истории — Эзоп.

Так что, когда мы будем поднимать якорь у острова Делос, давайте вспомним, что 2417 лет назад то же самое сделало здесь и другое судно. Отправляясь с посольством домой в Афины, оно своим возвращением, пусть даже и под белыми парусами, вновь предрекло смерть — на этот раз великому философу.

Поделись с друзьями